Язва планеты. Коркино

В следующем году состоятся парламентские и президентские выборы, а это, как вы понимаете, предполагает активные кампании, в следствии чего проблемы регионального уровня резонируют всё громче. Наряду с вопросом строительства ГОКа, всё чаще, в негативном контексте, стали упоминать Коркино — жильё в аварийном состоянии, газовые атаки от неконтролируемого горения угля… 4 года назад предвыборный период подарил городу шахтёров, точнее той части, кому «повезло» соседствовать с разрезом, расселение из опасной зоны возможных обвалов в зону комфортного жилья в другом городе. Бюджет освоен, программа выполнена, новоселье отмечено. Однако, вопрос «что делать с дырой в земле», которая может стать причиной катастрофы, остаётся и сегодня открытым. Что думают о гигантской яме «сверху», и почему в «Голливуде» так часто вспоминают Путина читайте далее…

 

Самый глубокий в Евразии и второй в мире угольный разрез. «Гигантский антропогенный шрам на теле Земли», в котором с сороковых годов трудятся крохотные БелАЗы, экскаваторы, величиной с трёхэтажный дом, и совсем незаметные люди, поднимая на верх миллион тонн угля в год. Разрез хорошо виден из космоса, но никакой гугл мэпс не показывает, какие интриги происходят за бортом карьера и в каких условиях вынуждены жить шахтёры, в перерывах между работой на полукилометровой глубине. Построенные пленными немцами дома, мало того, что ветхие, так и те стали сползать в карьер. Однако, после приезда президента премьер-министра Путина, в феврале 12-го, главная проблема угольного гиганта начала решаться – розинцев  стали расселять. Опасной зоной привлеченные специалисты посчитали 300 метров от борта, а улица 50 лет Октября стала чертой, до которой  жильцам полагаются новые квадратные метры, а после – извините. Нечётные дома снесли, а в чётных всё осталось как прежде.

Голливуд

Чудеса случаются не только в кино. Так, в сценарии расселения были указаны жилые дома, а на счёт коммерческой недвижимости и социальных объектов никаких указаний не было. Поэтому, среди полуразрушенных, заброшенных домов продолжают работать школы, пожарная часть и несколько магазинов.

На чётную сторону улицы журналистов водят как на экскурсию. Местная достопримечательность – барак с туалетом на улице. Не выяснил почему, но этот район называют голливудом. Здесь и «звёзды» свои имеются. «Контингент здесь живёт сложный» — говорит депутат из Коркино, видя вышедшую навстречу, в халате, женщину. Та, уже издалека спешит поделиться особенностями быта, попутно вставляя в речь мат и Путина.

«Идите, посмотрите куда мы г..но своё вёдрами носим!» #Роза #Коркино #Обзорин

Фото опубликовано Павел Зорин (@pavelzorin)

Путин здесь как символ лучших перемен – это ведь по его благоволению в новые квартиры переехали почти 4 тысячи человек. Поэтому, главным аргументом при общении у местных с администрацией стал оборот «мы будем Путину писать». -Его используют в требовании расселения из бараков, когда встаёт вопрос контроля над бензпиреном, который возникает при тлении угля, и при жалобах на взрывы в карьере. Все три пункта в последнее время стали причинами всё новых и новых конфликтов, подогреваемых депутатом госдумы. Ведь скоро выборы, надо запасаться голосами…

Взгляд сверху

В администрации Коркинского муниципального округа на все претензии отвечают сухо: программа расселения завершилась, все, кто в неё входил – получили квартиры, взрывы всегда были и ничего, а наличие бензапирена никто не доказал. Не поспоришь. Дома на чётной стороне признаны ветхо-аварийными, но в расселение на 2016 год не попали. Возмутившихся жителей надо успокаивать, а успокаивать особо нечем…

«В 1 кг шашлыка бензпирена больше в 20 раз, чем дневная норма для организма» — Глава Коркинского муниципального района Евгений Валахов

В зону, признанную опасной для проживания, каждый день на занятия ходят школьники. Решения о переносе пока не принято, потому как неизвестно, что же будет дальше.

Взгляд снизу

Судьба города зависит от судьбы карьера, а она сейчас не определена. Добыча продолжается, пока есть действующие контракты. В это же время разрабатывается план рекультивации разреза – мероприятие обязательное при завершении добычи, но цена в 28 миллиардов рублей ставит под сомнение благоприятный исход.


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *