На дне

— Зачем вы это фотографируете? Спрашивает бомж у меня из-за спины. Его внешний вид полностью отвечает дресс-коду алкаша, которым вечно не хватает на проезд. Мятое, опухшее и красное лицо смотрело на меня из-под грязной бейсболки и только по морщинам у глаз можно было удостовериться в улыбке, а следовательно настрое собеседника. Отвечаю, что фоткаю я местный колорит, и как раз нашёл неплохой кадр, и приглашаю заглянуть за автомобиль.

Тот понимаючи кивает, и даже не вступается за «кадра». Я собираюсь покинуть место встречи двух колдырей, дабы не смущать одного из них.
«Вы фотограф, а я художник!»- заявляет мне персонаж. Я понял, что это вызов и решил пойти ва-банк — нарисуйте мне что-нибудь! Тот начинает придумывать нелепые отговорки «нет карандаша…», «да я всего лишь карикатурки…». Тупая черта моего характера предлагает сходить за карандашом и бумагой до киоска Роспечати. Сходили. Вернулись во двор. Человек, у которого даже поры дышали перегаром, представился Женей и приступил к работе.

Пришёл к Вере, она безотказна.
Когда-то Женя был ментом, но ещё до этого он был пожарным. После случая, когда его вытащили из под завалин горевшего цеха, Женя решил воцерквиться. Утром, сразу после случившегося, пошёл в храм, где его отругали за завтрак (крестятся натощак), но в кассу всё же отправили. Осталось у Жени неоднозначное отношение к церкви, и больше он в неё не ходил.

«С цыганами повёлся, сам цыганом стал»
Всё пошло не так после знакомства с Толиком, который дал работу, но забрал душу. Это он, рулевой одной цыганской банды, отправил Женю на заработки в Самару, где вместо обещанных компьютеров пришлось впаривать поддельные царские монеты. За что не раз был крепко бит. Накачивая изо дня в день нового сотрудника водкой, у Жени забрали документы и самооценку. В это время его жена уже жила с другим.

Сегодня.
Размазав по рисунку тени, Женя пожаловался на боль в спине. На тренировке получил травму, когда ещё в школе учился. Тогда все дзюдо занимались, — говорит, а теперь даже грузить не могу пойти. Вернувшись в Челябинск на дальнобоях, Женя очутился на улице. Родственники отвернулись, жена выставила вещи. Карикатура мне обошлась в сто рублей, хотя автор просил два. Два рубля — вот во сколько оценил свой труд Женя.

 

Добавляйте в друзья и подписывайтесь тут:FacebookVKTwitterInstagram


Комментарии:

На дне: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *