Кому свалка, а кому мать родная. Тур с риском для жизни

На Челябинской свалке работают и живут больше 10-ка таджикских семей. Семей! Здесь, среди гор мусора и вони живут семьи с детьми. Мне удалось поговорить только с одной женщиной, которая согласилась ответить мне на вопросы и рассказать нюансы труда на свалке. Все остальные очень агрессивны к камерам и чужакам. Забегая вперёд скажу, что только благодаря удаче, мне удалось вынести эти кадры и самого себя с места, где не бывает случайных гостей.

У цивиллизованного общества есть множество признаков, один из которых — разделительный сбор мусора. Активисты периодически пытаются призвать власти и общество к разуму, и подарить отходам вторую жизнь — сортируя мусор по цветным бакам. В некоторых городах эта инициатива обрела физическую форму, но менталитет русского человека, сортирует окурки в форточку, бутылки в реку, а гавно питомца на газон, и гейропские наклонности ему чужды. Всё потому, что благое действие не принесёт видимой пользы, а природы у нас много, о ней пока заботиться не стоит.

Но прогресс не остановить, и если гора не идёт к Магомеду… То Магомед будет сортировать горы мусора сам, а лучше пригласит для этого кучу таджиков, загонит их на свалку и даст им работу, хлеб и жильё.

Ни имени ни фото своей собеседницы по понятным причинам я не открою. Пусть будет Зухрой. Здесь, на свалке, она живёт уже год. Сначала, из Таджикистана приехал муж, затем она с 3-мя детьми. Знала ли, куда едет, и в какие условия, я так и не понял, сказала лишь, что в Россию звали работать. Живут, как и все остальные, вот в таких лачугах, находящихся в далеке от места свала мусора, но на территории свалки. Ближе подойти не удалось — дети сигнализировали приход чужака и жестами показывали, чтоб я убирался прочь. Пришлось быстро ретироваться.

Работают местные обыватели по следующей схеме — в отходах ищут металл, тару, бумагу, которую укладывают в мешки и тут же сдают. В день одна рабочая единица зарабатывает от 600 рублей.

Еду, одежду и прочее необходимое находят тут же. Есть договорённость, что машина с просроченным или забракованным хлебом выбрасывает отходы отдельно от общей кучи.

А вот что Зухра отобрала для своей семьи.

С едой вообще проблем нет. Есть машины, которые собирают отходы по продуктовым магазинам. Их номера знают, и их ждут. Так, между делом, Зухра понесла детям свежие овощи и фрукты

По словам женщины, со здоровьем тут проблем нет. Если кто-то серьёзно заболеет — его отправляют в больницу. Цена вопроса — 600 рублей. Ни паспорта, ни страховки не нужно. В какой больнице принимают выяснить не удалось. На этом попрощались.

Я направился в сторону самой высокой точки, чтоб снять пару общих кадров… Сзади кто-то свиснул. В моём направлении шли 2 человека, руками призывая к себе. Страшно стало потому, что выход со свалки был у них за спиной, а меня предупреждали, что церемониться с чужаком будут вряд ли. Меня спас камаз, напраляющийся к выходу. Истерично жестикулируя руками я перекрыл ему дорогу, и когда он остановился — запрыгнул в кабину. Меня вывезли.

Теперь посчитайте какие деньги вывозят с городской свалки, если железо принимают у таджиков за 2 рубля, а в городе оно стоит 7. Простая арифметика говорит о том, что посредник зарабатывает больше таджика в 2 с чем-то раза. Значит, один трудяга из ближнего зарубежья приносит минимум тысячу в день. Вот именно поэтому некий Дмитрий очень ругает работающих на свалке, когда их показывают по телевизору, и именно поэтому инициатива по строительству мусороперерабатывающего завода вряд ли получит поддержку в ближайшее время. Потому как для нас это просто гора мусора, а для Магомеда это гора золота, которую отдать он вряд ли захочет.


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *