Шад Тчуп Линг. Буддизм с уральским акцентом

На горе Качканар, в Свердловской области, находится единственный на Урале буддийский монастырь. Его строительство, руками учеников и волонтёров, продолжается уже на протяжении 20 лет. На высоту почти в километр, к уральскому ламе, каждый год поднимаются тысячи людей. За советом, помочь по хозяйству или просто погостить — одни ищут здесь ответы, другие — находят себя. Но даже вдали от города миролюбивые последователи учения Будды кому-то мешают — на бумагах и в судах монастырь пытаются то перенести, а то и вовсе стереть с лица. Кому понадобилась каменистая гора и почему именно на Урале буддизм может подняться на небывалую высоту читайте далее.


 

«В монастырь?» — интересуется качканарский таксист у автовокзала. Других туристических мест здесь нет, поэтому большие рюкзаки для местных бомбил верный признак поездки до «западного карьера». Путь на гору, к общине, начинается здесь — с места добычи уникальной железной руды. По дороге получаем инструкции на что ориентироваться и как не заблудиться. «Ламе Докшите привет от нормальных пацанов передавайте» — улыбается водитель. От него это было единственное предложение без вкраплений слова «бля».

 

Быт или не быт

Монастырь буддистов открыт всем. Единственная сложность на пути к просветлению — это подъём длиною почти в 10 километров. В горах всё ещё лежит снег, что добавляет трудностей путникам. На протяжении всего пути нам встречаются группы туристов, возвращающиеся с вершины. «Из Челябинска, говорите? Ваши земляки чуть выше идут!»

 

Вопреки ожиданиям, гостей встречают не бритые монахи в оранжевых рясах, а вполне себе обычные люди. Никаких ритуалов, лишь элементарные правила на вроде «не пить, не курить». В котле варится каша. Предположение, что уральские буддисты — вегетарианцы развеивается запахом варёного мяса. Идёт подготовка к ужину. Гости рассаживаются на пол вдоль длинного стола. Дежурный по кухне, в чьи обязанности входит постоянное наличие горячего чая, предлагает согреться напитком.

 

За прибывание в монастыре денег не берут , но пожертвования принимают — в виде стройматериалов или какой-то утвари. Стол здесь общий и формируется из продуктов принесённых гостями. Завтрак, обед, ужин — всё по расписанию.

То, что многие называют молитвой, здесь — дхарани. Её перед едой произносит лама и послушники

 

«Первую ложку в себя, вторую — в чашку» — подсказывает на ухо один из постояльцев. Таким образом возносятся дары духам — обряд, в котором участвуют все сидящие за столом. «Жертвой» после накормят животных и уже через них дары попадут к адресатам.

 

Дежурный по гостям определяет место ночлега уже ближе к 10 часам вечера. Отапливаемых комнат всего две — столовая, в которой спят все послушники и библиотека с примыкающей «детской». Нас упоминают в бортовом журнале, и обещают подъём в 6 утра — порядок во всём армейский.

Лама с армейской закалкой

«Налить ещё чая?» — спрашивает у учителя молодой человек. «Разве я умер? Нет! А пока я живой я всегда пью чай! Конечно наливай.» — смеётся лама и закуривает «приму». За 10 минут нашего разговора это уже третья сигарета. На мой вопрос не много ли он курит — местный наставник отвечает, что сигаретами он только дышит. Курит он трубку.

На пачке написано «курение убивает». А на другой стороне страшные слова «рак лёгких», «импотенция», «эмфизема»… Так вот я воспринимаю всю пачку как единое целое. А значит «Курение убивает рак лёгких… или эмфизему»

 

В 6 утра никто не разбудил, поэтому в столовую мы подошли только к завтраку. Оказывается, расписание с практиками и работами, действует только с третьего дня прибывания. Что же скрывается под загадочным словом «практика» мы так и не увидели. Лама раздаёт указания на день, назначает ответственных и вновь возвращается к нашему разговору.

 

Лама Докшита, он же Михаил Васильевич, имеет три высших образования, технический склад ума и не верит в бога. Любимая книга — «судовые и ядерные двигатели». За спиной 6 лет службы в Афгане, где он был командиром диверсионно-разведывательной группы. Поступил в духовную семинарию, но забрал документы через несколько дней — вид из окна кельи показался унылым. А потом обучение в Бурятии, в Монголии… И решение наставника образовать именно в этой точке Урала монастырь.

 

«Я вообще не люблю пацифистов, потому, что я всё воспринимаю буквально. Pacific — значит тихий, а я терпеть не могу тихушников!»

 

Долгострой

Строительство началось ещё в 95-м. За двадцать лет монастырь вырос от строительного вагончика до системы сооружений с обособленной системой подачи воды и электричества как от бензинового генератора, так и с использованием солнечной энергии. Сейчас устанавливаются ветряки. В каменной породе вырубаются площадки и формируются стены. Здесь свой парк техники, мастерские, баня и богатая библиотека. Возделывается земля, которой, как вы понимаете не так много. Была попытка содержать корову, но та не выдержала высокогорных условий. Зато в хозяйстве трудится семь собак.

Началось возведение культовой статуи Будды. В её основание, по правилам, закладываются мантры и драгоценности. Дары к ней присылают другие ламы с разных стран

 

 

Железный сосед

Каменистая гора, как оказалось, приглянулась не только буддистам. Компания, разрабатывающая качканарский карьер решила расширить угодья и духовное просветление оказалось совсем не кстати. Суды, переговоры, поиск компромиссов никак не могут поставить точку в спорном вопросе — кому быть, а кому отступить. Разрешения общине никто не давал, но это не значит, что его не просили — просто за двадцать лет обращение о выделении земельного участка на горе не подписал ни один мэр, а значит отказа как такового не было.

 

В небо

А пока длятся тяжбы и бюрократическая паранойя не позволяет найти компромиссов, Шад Тчуп Линг, что в переводе с тибетского значит «место практики и реализации», продолжает свой степенный рост. По словам здешних обитателей, уже через три года он станет полноценным в духовном плане — мирские гости будут находится отдельно, ламы — жить в уединении. Полностью закрыться от внешнего воздействия не удастся, но сделать его минимальным вполне возможно. Изначально кажущиеся через чур амбициозными планы вполне реальны. Да и отступать уже некуда.

«Идеальная политическая система для нашей страны — военный коммунизм! Все должны работать на государство, но согласно нормам. Ни больше ни меньше.»

 

Но и этим не ограничиваются уральские приемники учения Будды. Лама Докшита сейчас ищет спонсоров для строительства дирижабля! Чертежи и проектная смета уже практически готовы. На строительство воздухоплавательного корабля требуется менее двух миллионов рублей, которые, как уверяет автор, уже готовы вложить несколько предприятий. Аппарат длиной 30 метров, с грузоподъёмностью пять тонн, будет работать на солнечной энергии. На вопрос «зачем всё это?» лама отвечает давно заготовленной фразой — «чтоб поднять буддизм на небывалую высоту»

 

Текст: Павел Зорин

Фото: Наиль Забайдуллин (все фото доступны ТУТ)


Подписаться на E-mail рассылку свежих статей

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать уведомления о новых записях в этом журнале.

Для тех, кто в Telegram:

Наш самый оперативный канал

Наш редакционный чат


Ниже кнопки для расшаривания. Делитесь с друзьями и комментируйте. Вам легко, нам — приятно. Всем добра.


Комментарии:

Шад Тчуп Линг. Буддизм с уральским акцентом: 2 комментария

  • 06/05/2016 в 19:11
    Permalink

    Красивое место, уютный интерьер вроде, а вот в суть я не врубилась. Лама, Прима, военный коммунизм, дирижабль, нелюбовь к пацифистам…все смешалось и ничего не понятно) ах, да — мясо еще у них варится)

    Ответ
    • 12/05/2016 в 21:33
      Permalink

      Ты просто на стс привыкла к другой подаче))

      Ответ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *